ВОЗВРАТУ НЕ ПОДЛЕЖИТ

Подготовил Александр Рулёв. Источник - http://realnyeludi.ru/bookjockey/?p=blog&id=13179 (NEТворческий сайт (bj) Александра Рулёва)

Всем любителям альтернативной фантастики посвящается.

Окружающая действительность не радовала Виктора Черепкова. Погода и политическая обстановка никуда не годились. Серая питерская слякоть в середине зимы. Огромные сосульки… (ой, извините, сосули, как сказала одна сильно умная руководительница города), которые не успевали сбивать ломами гастарбайтеры, потому что лазерных мечей им не выдали. А в стране тем временем правили бал проклятущие либерасты, которые вели нацию к медленной и верной смерти.
Виктор вышел из конторы на перерыв, чтоб перекусить. Он не пошел в кафе внутри бизнес-центра, куда ходили все его сослуживцы. Не то чтоб там было дорого, а просто ему не хотелось слушать разговоры ни о чем. Футбол, бабы, приложения «в контакте». И, в общем-то, народ был не глупый – инженерный персонал, который разрабатывал проекты сложных приборов и конструкций, а вот поговорить по душам все равно не с кем.
Поэтому Черепков регулярно выходил пообедать в кафе, которое было в паре кварталов от места работы. Он проходил по узкому тротуару, опасливо поглядывая на крышу с сосульками. Логичнее было бы идти по другой стороне дороги, но на этой находилась книжная лавка, куда Виктор часто наведывался. Вот и в этот раз он заглянул туда по пути.
Продавец – седовласый мужчина с бородкой и детским лицом, лишь завидев его в двери, обрадовано сообщил: - Вот, Витя, пришла, наконец! Новая альтернативка про паданцев в прошлое. Начинается, как ты любишь, в 30-х!
-Отлично, беру! – даже не глянув на книгу, Виктор расплатился и пошел дальше.
Заметив огромную сосульку, свисающую аж до 3-го этажа, он грустно заметил, что надо бы схулиганить и повесить сюда надпись:
«Эта сторона наиболее опасна при оттепели».
Проклятые либерасты, довели страну. Вот если бы вернуться в то время….
Виктору всегда казалось, что точка бифуркации заложена в тридцатых – в суровых, но великих сталинских временах. Тогда можно было сделать все по-иному и сейчас бы… как у Стругацких, космические корабли бороздили солнечную систему, а на выборах во всех странах побеждали прокоммунистические силы… Словом, глобализация наоборот.
Вот если бы попасть туда… Именно поэтому Виктор любил книги об альтернативной истории.
С такими мыслями он и шагал в кафе, но скользящий холодный удар по затылку резко поменял ситуацию…

Командарм проснулся в холодном поту от грохота за окном. Он быстро, как во время бомбежки, вскочил и буквально подлетел к окну. Было утро, солнце, оттепель.
Нет, ничего страшного, империалисты еще не напали! Всего лишь оттепель, сосуля упала с крыши… Стоп! Какая еще сосуля?…. Сосулька!
В голове Командарма крутился рой каких-то странных мыслей про серые питерские будни. Почему питерские, если они Ленинградские и почему серые? Еще какие-то либерасты, которые захватили страну… А это еще кто?… В полном смятении Командарм вышел из спальни и зашел в ванную комнату.
Только уставившись в зеркало, Командарм вдруг стал исчезать…
Виктор Черепков чуть не рухнул, едва успев перехватить контроль над телом Командарма. Он уперся руками на стену, чтоб не упасть. И не моргая, уставился в зеркало.
- Получилось! Получилось! – только одна мысль пульсировала в голове Виктора.
Точнее в голове Командарма.
Или это все-таки сон?
Виктор ущипнул себя. Стало очень больно. Нет, это не сон.
Но это значит, что…

Нет! Этого не может быть….
Виктор еще раз ущипнул себя. Это был не сон. Он действительно попал в прошлое - в тело Командарма. Непонятно как это произошло. Может быть, его все-таки ударила сосулька…
Так или иначе, но он тут. Он в 30-х как и хотел….
Ошеломленный Виктор вышел из ванной и вернулся в спальню.
В голове еще были остаточные мысли Командарма. Впрочем, даже если его личность совсем исчезнет, не беда, Черепков столько о нем читал, что не попадет впросак. Как-нибудь выкрутится…
На тумбочке Виктор нашел блокнот с записями и календарь с пометками.
Удача! Он попал именно в то время, которое хотел. Начало 1937-го. У него еще есть уйма времени. Нужно предпринять некоторые действия, чтоб повернуть историю в нужное русло и тогда там в двухтысячных все будет по иному, пусть даже он сам этого не увидит…

Виктор быстро освоился в квартире Командарма. Три комнаты, где размещалась семья сейчас, пустовали, потому что жена Командарма уехала в Крым лечиться. Дети жили отдельно. В одной из комнат размещалась домработница, которая уже суетилась на кухне.
Отзавтракав, Виктор стал размышлять. У него был план на случай, если он действительно попадет в прошлое. И вот оно произошло. Поначалу он был в растерянности. И даже домработница это заметила… но не стала ничего спрашивать. Виктор ушел в свой кабинет. Он стал думать, что же надо сделать в первую очередь…. Наконец в голове стало всплывать то, что знал Командарм. Виктор порылся в столе и нашел аккуратно записанный телефонный справочник и связался с КБ, о котором он думал в первую очередь. Позвонил и договорился о встрече с главным конструктором. На том конце провода были несколько удивлены, но вполне благосклонно отнеслись к его просьбе.
- Ничего удивительного, - вспомнил Виктор, это не совсем его епархия. Но ничего….
Черепков еще раз просмотрел ежедневник Командарма. На сегодня не было ничего важного. Но на месте работы он должен был появиться.
Как раз в дверь позвонили. Домработница открыла дверь. Это был адъютант. Он был несколько обескуражен, что Командарм до сих пор не спустился к машине и забеспокоился.
- Иди, Сергей! – все нормально! – Что-то сегодня не спалось…. Через пару минут спущусь.
Имя адъютанта всплыло в голове, как только он его увидел.
Еще раз глянув в ежедневник, Виктор нашел нужное ему событие. Встреча с Хозяином через 3 недели.
Хорошо, не будем торопить события….
Он оделся, попрощался с домработницей Антониной и на лифте спустился вниз.
Заждавшийся адъютант открыл дверь «эмки» и помог Командарму влезть в салон.
Машина вырулила на улицу и помчалась по необычно пустым и широким улицам Москвы. Новые сталинки радовали глаз… впрочем, их еще никто не называл сталинками.
Никаких рекламных щитов, никаких пробок. Черепков часто мотался в Москву, так как самый главный заказчик их конторы находился там, и не раз попадал в чудовищные пробки. Иногда его пытались подбросить на одной из машин заказчика прямо от вокзала. В итоге он плюнул и ездил на метро.
Но то, что он видел сейчас, было поразительно. Почти пустые улицы. Только общественный транспорт, небольшие грузовички, и редкие легковушки, развозившие таких же, как и он начальников.
В раздумьях о своем великом плане действий, Виктор не заметил, что за его «эмкой» уцепился хвост. Такая же черная «эмка» следовала за ними уже целых три квартала.
- Что за черт!… - по лицу адъютанта словно пробежала тень. На дворе был 37-й год….
Водитель не выдавал никаких эмоций и, следуя обычным маршрутом, свернул с проспекта. Преследователь сделал тоже самое. И едва проехав два дома, черная «эмка» резко вырвалась вперед и подрезала машину Командарма. Водитель резко тормознул.
Голову Черепкова опрокинуло на спинку переднего сидения. Благо салон был мягкий. В противном случае он бы разбил нос.
- Не может быть!
Он точно знал жизнь Командарма. Он должен пережить все репрессии и умереть своей смертью незадолго до окончания войны…
Из машины вышли два человека в форме НКВД и быстро подбежали к ним. Черепкова бросило в холодный пот. Один энкэквэдэшник достал наган, другой как будто бы держал в руках блокнот, где было описание разыскиваемого. Окинув всех взглядом, он остановился на Командарме. Черепков в ужасе сжался, готовый выпрыгнуть из машины и бежать…
Не успел Виктор опомниться, как двое энкэвэдэшников технично открыли дверь машины и вытолкали его наружу. Один продолжал держать под прицелом адъютанта и водителя, второй заломил Виктору правую руку и потащил к черной «эмке».
- Как вы смете, я командарм Красной армии! Предъявите ваши документы… - прохрипел Черпков.
- Сейчас предъявим! Мало не покажется! – усмехнулся второй с наганом.
Они втолкнули его на заднее сидение и уселись рядом, сжав между собой, и надели наручники. Третьим человеком в машине был водитель, который тут же дал газу и лихо развернул машину, устремившись обратно на проспект.
Все это больше походило на похищение, чем на арест. Виктор едва мог собраться с мыслями…
Нет, он точно помнил, что никаких инцидентов в жизни Командарма не было. Или он чего-то не знал? Или его появление в прошлом внесло какие-то коррективы в реальность… Но как быстро, черт возьми! И все планы, псу под хвост!
- Кто вы такие и куда меня везете? Вы обязаны отвечать! Если мне предъявлено обвинение, говорите какое! – собравшись с силами, произнес Черепков устами Командарма.
Второй с наганом захохотал и несильно ударил Командарма по виску рукояткой. В голове Черепкова помутилось. Дальнейший путь он видел сквозь туман. Из носа почему-то потекла кровь.
- Ты поосторожнее… Командарм слабоват здоровьем! – сквозь гул в ушах, услышал Виктор.
Вскоре они въехали в ворота какого-то мрачного здания из красного кирпича. Высокие стены с колючей проволокой закрывали улицу. Стая голубей растревоженная тарахтением машины вспорхнула и улетела за ограду. Черепков с завистью проводил птиц взглядом, когда его вели к двери. Конвоир широкой ладонью развернул его голову вперед лицом.
- Не смотреть по сторонам! – резко гавкнул он.
Те же двое в течение нескольких минут вели по полутемным коридорам, периодически задерживаясь на постах, прикрытых решетчатыми дверями.
Черепков с каждой такой решеткой чувствовал себя все хуже и хуже…
Вот тебе и 37-й год….
Его привели в сырое помещение с малюсеньким окном. На потолке горела тусклая лампочка. Усадили на стул и сняли наручники.
- Не рыпайся командарм! – Уходя, сказал тот, что был с наганом.

В голове еще пульсировала боль от удара. Виктор потер висок, потом красные следы от наручников на запястьях и оглядел комнату. На камеру она не походила. Скорее кабинет для допросов. Некрашеный кирпич уходил сводом к потолку, из окна веяло холодом, от сквозняка лампочка на потолке слегка покачивалась.
Наконец дверь отворилась, и внутрь зашел человек выше среднего роста в форме старшего майора госбезопасности. Внешность у него была самая обычная и не запоминающаяся. Единственной уникальной деталью была маленькая родинка на левой щеке. За майором зашел громила в форме сержанта и поставил ему стул.
- Свободен! Будь за дверью! – сказал ровным уверенным баритоном майор.
Когда громила вышел, майор развернул стул наоборот, так чтобы опираться локтями на спинку, и сел, уставившись на Виктора.
Лицо майора ничего не выражало. Он молча смотрел на Командарма несколько минут.
В это время в голове Черепкова крутился рой мыслей. Он вспоминал намеки на это событие в жизни командарма. Он строил гипотезы о том, в чем его могут обвинить. И кто мог настучать.
Наконец Черепков не выдержал и начал первым:
- Я жду, майор, в чем меня обвиняют? Я оказался чьим-то шпионом или троцкистом?
На лице майора расплылась улыбка, и показались на удивление хорошие белые зубы.
- А… Жук, проиграл!... уже 15-й, и никакой фантазии….. – первую фразу он сказал как будто не Командарму.
- Вы, гражданин Черепков, неоригинальны.
- Что?!…
- Что слышали, ЧЕ-РЕП-КОВ! – Майор сказал его фамилию по слогам.
Это ввело Виктора в ступор.
Словно прочитав его мысли, майор произнес:
- Я подожду, пока вы придете в себя!
Очнувшись через какое-то время и включив логику, Виктор решил идти в несознанку.
Значит, они (вопрос кто?) узнали, что я каким-то образом проник в прошлое из будущего. Либо это все-таки сон или бред…
- Вы обознались товарищ майор, я командарм красной армии…
Майор захохотал.
- Жук, ты еще раз проиграл! Этот клиент дважды неоригинален. – Сказал он явно кому-то другому.
- Но за настойчивость ставлю плюсик. И как там у вас это называется… лайк!
Виктор сглотнул слюну.
- Итак, гражданин Черепков, - начал уже более официально майор, - вас обвиняют в дезертирстве из основного времени в трудный для нашей родины момент! Отпираться бесполезно, мы знаем, кто вы такой и почему здесь оказались. Так что вы не троцкист, вы - возращенец. А это в ваших условиях обвинение куда хуже.
Это окончательно сбило Виктора с толку. Поначалу в голове крутились только две мысли: - Или это сон, или они действительно вычислили меня.
Ну, допустим, это не сон, а реальность. Тогда - кто они? Естественно, было непонятно. Хуже того, все козыри были у них. Они знали явно больше него. Из разговора было ясно, что он далеко не первый. Значит, они – это некая организация по отлову в прошлом пришельцев из будущего. Майор сказал непонятный термин – основное время. Может быть, прицепиться к этому? И почему он – Виктор дезертир, если он собирался, наоборот, помочь родине. Хорошо, если они все равно знают, кто он, и отпираться бесполезно, то будем вести диалог открыто.
Майор все это время ждал, словно понимая, какая трудная работа идет в голове пойманного им «возвращенца».
- Ну допустим, я Виктор Черепков и что вы будете делать? Отправите меня обратно? – спросил майора Виктор.
Тот ехидно скривил губы.
- Уже другой разговор. Вы, во всяком случае, не такой упертый, как некоторые предыдущие граждане… Мы не выпустим вас из изолятора, пока вы сами не захотите вернуться назад. И чтоб вы захотели, создадим вам…. так скажем, не очень хорошие условия.
- Пытать будите? – Спросил Виктор, вспоминая либеральные байки про кровавые подвалы лубянки.
- Не очень сильно, а то тело командарма слабовато. А если вы умрете здесь, ваше тело в основном времени тоже умрет.
- То есть отправить назад вы меня не можете? - Значит, тут у них слабина, прикинул Виктор.
- Попытаться то можем, но в этом случае вероятность примерно половина наполовину. Так что результат будет тот же.
- Почему бы вам тогда меня сразу не пристрелить как дезертира?
- Какой смысл? С тем же успехом, мы могли бы ничего не делать, оставив вас тут заниматься хроно...
- Чем, простите???!!!
Майор хмыкнул.
- ...То есть преобразовывать изображение основного времени в прошлом в альтернативный вариант изображения. Я вас альтернативщиков знаю… - майор сморщился. - Как-то общался с одним в основном времени. Деятельный товарищ, пропагандист, этой альтернативной заразы. Он говорит: «Мы переиграли сороковой и сорок первый года», а я ему говорю: «И что?». А он мне: «Ну, почка, на стволе времени образовалась». А мне ему по почкам дать хотелось… Жаль, в основном времени нам сильно светиться нельзя, чтоб противник не засек.
Значит, у них и противник имеется. Буду выуживать информацию дальше, отметил про себя Виктор.
- Я вот не совсем понял, что вы называете основным временем? Если это будущее, то почему я дезертир, если захотел изменить судьбу своей страны через прошлое?
- Едрен батон!!! Я же только что тебе сказал! Это не прошлое! – майор окинул руками помещение. - Мы с тобой находимся в его изображении. А будущего нет в том смысле, к которому ты привык. Оно еще не определено, у него много вариантов.
- Я то и пришел в прошлое, чтоб…
- Да заткнись! – майор вскочил.
Виктор подался назад, думая, что его сейчас будут бить.
- Сержант войди! – крикнул майор.
Громила вошел.
- Сними штаны! – скомандовал майор.
Без раздумий громила-сержант снял с себя штаны, оказавшись в одних трусах. На его лице не дрогнул ни один мускул. Это показалось странным.
- А теперь сядь. А теперь встань, а теперь... – майор несколько раз приказал сержанту проделать разные бессмысленные упражнения. Потом остановил его и приказал вновь надеть штаны. После чего тот застыл в стойке смирно.
Майор достал из левого кармана маленький приборчик, похожий на привычные Черепкову мобильники. Он даже специально подержал его так, чтоб Виктор успел разглядеть его. На приборе была шкала, два индикатора и несколько кнопок.
- Это определитель! – пояснил майор.
Он навел прибор на себя. На приборе загорелся красный индикатор, так же произошло, когда он навел на Виктора. Когда он отводил в сторону, загорался зеленый индикатор. Зеленый продолжал гореть, когда он навел на сержанта.
Это что? Пацаки или четлане??? Виктору вспомнился фильм Кин-дза-дза. Тогда почему стены тоже горят зеленым?
- Ты человек и я человек. А он дубль! – наконец сказал Майор. – Сержант выйди за дверь и жди моего приказа!
- Что такое дубль? – не понял его Виктор.
- Ну вы даете… гражданин Черепков. Кто из нас фантастику то больше читать любит??? Ладно – буду проще. На вашем жаргоне это называется бот.
Майор сел на свой стул. Окинул все руками.
- Это изображение прошлого. Как компьютерная игра. Тут людей почти нет. Иногда только случайно появляются такие как вы.
- Чем отличаются люди от дублей?
- Наличием самих себя! То есть кванта сознания.
Силясь понять, что это такое, Виктор даже сморщился.
- Со знанием восточных учений у вас пробел, как я понял, гражданин Черепков.
- Ну не совсем…. Я что-то читал.
- Это некое абсолютное «я».
- Ну да… реинкарнация и все такое.. читал конечно…
- Так в основном времени уже подошли к этому. Так называемые ученые с помощью коллайдера якобы нашли частицу Бога. Потом их находку в большинстве вариантов будущего будут разоблачать. Но двигаются они в правильном направлении. Частица Ббога - абсолютное «я», квант сознания – это вполне физически объективная существующая вещь, благодаря которой и существует наш пространственно-временной континуум.
- К чему это всё майор?
- Так к тому чтоб вы, наконец, поняли гражданин Черепков, что прошлого в вашем понимании не существует!
- Ну мы же тут!!!! – закричал Виктор. – Вот мы тут сидим и говорим!!!!
- Потише, гражданин Черепков! Я тоже кричать умею. Хорошо, я буду опять говорить на понятном вам языке. Вы представляете себе, что такое компьютерная игра. И понимаете, что такое сетевая игра. Так вот основное время – это сетевая игра. Там все люди! А это запись прошедшей сетевой игры. Изменить основное время отсюда невозможно. Вы можете только создать параллельный мир не населенный людьми! Более того, время тут и там текут одинаково. Вы тут провели час и там час пройдет. Вернуться сможете только через такое же время. Впрочем, существуют еще и наклонные потоки времени, но этим я вас загружать не буду. Это время параллельно основному. И людей тут с гулькин нос.
В мозгу Виктора поначалу взорвалась когнитивная бомба. Силясь понять эту концепцию времени, он с трудом заставил себя мыслить логично, а не в духе Алисы в зазеркалье.
Ухватив главную мысль, он вдруг нашел на чем подловить майора.
- Но тогда и вы тут все время движетесь по времени! Как вам удается вычислять беглецов из будущего? Ведь я мог оказаться в любом моменте, где вас нет, а есть только дубли!
- А вы сообразительный. Боюсь даже, что я проиграю пари Жуку…
- Да кто такой Жук???
- А вы про него читали. Но он вполне реальный. Он Жук в муравейнике. Иногда нам удается транслировать писателям что-то нужное нам… Итак, про ваш вопрос – на уровне ноосферы мы ставим информационные ловушки. Ну и кванты сознания все равно притягиваются друг к другу. Тут есть некоторое превышения по количеству людей от нормы в сравнении с другими моментами. А чтоб мы были все время в 30-х – нам приходится периодически возвращаться назад в более ранее изображение.
- Ну хорошо, даже если вы не врете, с какой целью вы отлавливаете таких как я? Почему я дезертир? Если я вышел из сетевой игры – это мое право. Пусть я и ошибаюсь.
- Да, конечно, право уйти! Так я вам и поверил! Вы собирались изменить эту самую сетевую игру через ложную идею о прошлом. А идею эту вам подсунул наш противник, чтоб выбить активных и нужных людей из основного времени.
Черепков усмехнулся: - Это смешно. Я активный человек??? Вот командарм, я понимаю…
- Каждый нужен в свое время. Будущее не предопределенно. Но с наступлением новой великой депрессии, ваши разработки понадобятся для городских хозяйств. Вас заметят и начнут продвигать выше, вы будет продвигать за собой таких же как вы… Но если вас там не будет, то и не будет тех разработок, которые у вас лежат в архиве, не придут с вами и другие хорошие люди. Небольшой участок большого здания будущего будет уничтожен. Потом еще уйдет один, потом еще... Так участок за участком здание будущего будет уничтожено целиком…
Виктор задумался. Все, что рассказывал майор, было красиво, но вовсе не означало, что это правда. Впрочем, это их правда. Наверняка существует и другая правда, которую могли бы рассказать их противники.
- Вы гражданин майор, все время говорите о каких-то противниках. Кто это, если не секрет?
Майор скривил рот, будто опять прочитал мысли Черепкова.
- Мы называем их Хранителями Великого Цикла. В основном времени их отражение всякие конспирологи называют мировым правительством, мировым предиктором и еще десятком разных имен. В восточной терминологии, они хранители кармы. Они прокручивают человечество по кругу уже не один цикл. Доводят до самого, края, выжимают развитие до конца, потом катастрофа и все сначала. Тех, кого называют просветленными, снимают для своего… ну, так скажем, локального Бога. Эта концепция отражена во всех религиях. О конце, о том, что раньше были люди как боги, а потом пошла деградация…
- Даже если это так…. Неужели нельзя сбежать от этого в космос. Экспансия и все такое? Зачем им это надо?– удивился Виктор
- А кто их туда пустит?!!! – опять скривил рот майор. –Наши земные хранители лишь осколок галактических. Их империя давно пала. Много земных циклов назад.
- А что там? – Виктор поднял голову.
- Там! Создатели. Мы почти не понимаем их цивилизацию. Но нас туда не пустят.
- Ну ясно, пока вы не перережете местных Хранителей… Ну тогда что мешает этим хранителям уничтожить нашу цивилизацию прямо сейчас? Нажал кнопку и бац…. Все по кругу?
Майор ухмыльнулся.
- А вот тогда им точно конец. За несколько циклов, они создали кучу теней, параллельных вариантов. Поэтому после катастрофы достаточно большая часть квантов сознания родиться там. Основных времен станет несколько. Они потеряют контроль над планетой.
- Ну а другие варианты, ясное дело, будут вашими?
- Возможно.
- Все это красиво, но истина дороже. Скажите, ради прикола, а как вы называетесь? Уж не джедаи ли часом??? - улыбнулся Черепков.
- Можете называть нас НКВД – Наркомат ВременнЫх дел.
- Вот так вот с ударением на Ы. – Черепков почти хохотал и едва себя сдерживал. Весь этот бред ему порядком надоел. Увы, он не знал, где правда и что взять за точку отсчета. Может быть, это все-таки сон?
Майор замолчал на минуту. Лишь постукивая пальцами по столу.
- Я вижу, разговор у нас не клеиться. Вы мне не верите.
- Ну а что вы хотите от меня? Почему я вам должен верить?
Майор грустно опустил глаза.
- Что ж придется вам посидеть и подумать! Сержант!...

Виктор потерял счет времени. Прошло толи несколько дней, толи несколько недель. Окно в помещении было законопачено. Наверху лишь тускло горела лампочка. Охранник, который постоянно заходил к нему не давал спать. Стоило лишь сомкнуть глаза, как он заходил снова и будил его. В качестве еды ему давали какую-то безвкусную баланду. Кажется, пару раз заглядывал майор. Но ничего не говорил, а только пристально смотрел на него, ожидая, не созрел ли клиент для сотрудничества.
Иногда в полубреду Виктору казалось, что он лежит в больничной палате, а рядом сидит его мама. Может, оно так и было, и это действительно бред. Но потом снова появлялся охранник и будил его.
У Черепкова не было никаких идей о том, как бежать отсюда, кроме глупых фантазий на тему, что его спасут какие-то союзники. И, более того, он не мог быть уверенным в том, что майор говорил неправду. Что он знал об устройстве времени, кроме того, что почерпнул из книжек и фильмов?
Можно было сказать, что он уже ничего не знал. Появилось большее желание вернуться обратно домой. Но на это и рассчитывал майор! Черепков несмотря ни на что решил не сдаваться. А вдруг….
"Вдруг" наступило, когда открылась дверь, и в её проеме застыл да… это был Он! Хозяин! Сталин!
К Виктору подошел охранник и грубым движением переместил его в сидячее положение.
Сталин подошел ближе. Только после этого Виктор заметил, что майор держит на плече вождя свою руку. Охранник услужливо подпихнул стул рядом, и майор надавив на плечо Сталина усадил его.
- Присаживаетесь, товарищ Сталин! – добавил он.
Лицо вождя в оспинах не выражало никаких эмоций. Привычной трубки не было. Сталин выглядел не так величественно и пафосно, как его рисовали.
- А что это ви товарищ Чэрэпков дэзэртировали из основного времэни? – спросил вождь.
Виктор сглотнул слюну.
Он не знал, что ему сказать. Сколько раз он фантазировал на тему своего гипотетического диалога с вождем. И вот сейчас был ошарашен его вопросом.
- Ну я… я… думал…
- Что ви думали, мнэ нэ интэрэсно. Ви товарищ Чэрэпков, думали, что товарищ Сталин все за вас сдэлаэт. Вот что ви думали…. – оборвал его вождь.
Потом вдруг замолчал. И после небольшой паузы добавил:
- Сталина давно нэт. Чтоби спасти Россию, ищитэ его внутри сэбя….
Майор похлопал по плечу Сталина и сказал.
- Пойдемте товарищ Сталин.
Сталин встал, охранник убрал стул в коридор и закрыл дверь в камеру.
Ошарашенный Виктор сидел на нарах и пытался осмыслить происходящее.
То есть и Сталин тоже дубль? Бот? Или это все маскарад сделанный майором и его помощниками?
Если бы Сталина привели к нему в первый день он бы так и подумал. Но сейчас сломленный и уставший, он уже был готов согласиться с майором, что это все изображение прошлого…
Особенно въелись в его голову слова дубля вождя:
- Сталина давно нет. Чтоб спасти Россию, ищите его внутри себя.
Виктор устало опустился на нары и закрыл глаза. Его мучитель больше не заходил…


Первым делом Виктор услышал прерывистый тихий писк. Когда он открыл глаза, то понял, что лежит в реанимации. Он был подключен к капельнице и к дыхательному аппарату. На теле были прилеплены датчики. Ослабевшие руки едва слушались его. Виктор с трудом стянул с себя маску и вдохнул воздух сам. И закашлялся. В медицинском оборудовании что-то запищало по другому.
- Значит все-таки сон! Ну бред же… - прошептал он.
Неожиданно свет в помещении заморгал, а приборы вообще на несколько секунд погасли. Запахло озоном. Напротив его кровати в ярко-белом зареве возник старший майор госбезопасности в форме тридцатых годов.
В левой руке он держал какой-то черный прибор черного цвета, а правой кулаком грозил Виктору.
- Я тебе покажу сон! Черепков – займись делом! Заведи семью, наконец, и детей! Прошлое не изменить! - сказал пришелец.
- В пятой что-то случилось! Срочно! – раздался женский голос из коридора.
- Ну всё! Прощай! И помни, что тебе сказал вождь! – майор ехидно улыбнулся нажал что-то на своем приборе и в такой же ярко-белой вспышке исчез за пару секунду до того, как дверь в палату открылась.
Виктор увидел влетевшую медсестру, а затем маму в белом халате.
- Он очнулся!
Мама бросилась его обнимать.
А в голове Виктора все еще стоял образ вождя, который говорил ему:
- Сталина давно нет. Чтоб спасти Россию, ищите его внутри себя.